achernitsky (achernitsky) wrote,
achernitsky
achernitsky

он хочет покинуть Страну – но это Страна выпихивает его

... и много других умных мыслей от Полонского
Оригинал взят у pinchas в Энергия из Газа


Против пессимистов
(тривиальные мысли о развитии Израиля, но, как оказывается, почему-то очевидные не всем )

В России очень принято сваливать проблемы России на других и считать, что в проблемах России виноваты евреи или инородцы, заграница, американцы, продажные политики или вообще мировая закулиса. Этот подход не только совершенно неадекватный, но и убийственный. Человек и народ, который так думает, не способны изменить свое будущее. Они, мол, не виноваты - виноват кто-то другой, сделать они ничего не могут – а могут только сваливать на других, пытаться бить и ненавидеть других, и эта ненависть их разъедает, и они не способны ни на что.

К сожалению, желание свалить на других присутствует также и у некоторой части евреев. У выходцев из России – особенно. Такие люди считают, что в ситуации с Газой виноваты арабы, террористы, левые и пятая колонна, продажные политики, Обама или что-то другое, но только не они сами. Это разрушительная и недостойная позиция.

Правильная позиция – что виноваты мы сами, мы - еврейский народ. У нас государство такое, каким мы хотим его видеть. Оно отражает то, что хотим мы. Если мы прислушиваемся к демагогии, то сами виноваты, и если мы поддаемся нажиму, то виноваты мы, а не нажимающие.

Если был заключен договор в Осло, то виноваты мы, еврейский народ, а не Рабин, продажные политики, СМИ и мировая закулиса. И следует признать - да, в 1993 году Рабина поддержали 2/3 евреев Израиля, это подтверждали все опросы. Правые протестовали, но они составляли меньшинство. Народ хотел попробовать возможность мира, принял неверное решение и расплачивается за это, - но народ так же сам может раскаяться и изменить ситуацию. Народ - это мы. Точно также было в 2005 году - народ поддержал «размежевание». Хотя Шарон не получил большинства в Ликуде, но в Кнессете получил большинство с огромным запасом. То, что народ поддержал размежевание, показали выборы после размежевания, когда Ольберт выиграл выборы с лозунгом: «Продолжаем дальнейшее скукоживание». Только когда стали проявляться результаты наших ошибочных действий, когда в 1995 году после Осло стали взрываться автобусы, а в 2006 после размежевания ракеты полетели на Сдерот и на другие города Израиля, народ стал трезветь.

И все это - очень важный процесс, потому что суть его не сдвиг в ту или иную сторону, а понимание, которое приобретается еврейским народом. Разумеется, левые и сегодня есть и их ничего не сдвинет, но всё определяют не левые, а середина, Всегда есть четверть народа правые, которые знают, что они хотят, и четверть народа левые, которые тоже знают, чего они хотят - и те и другие свои взгляды практически не меняют. А вот середина, которая хочет, чтобы было лучше, - она-то и переходит от левых к правым и обратно, потому что твердой идеологии не имеет. Правые и левые на самом деле не пытаются переубедить друг друга, потому что это невозможно. Правые и левые борются за симпатии и сердца той самой середины, которая не имеет точного мнения.

Однако то, что она не имеет твердой идеологии, не значит, что она не имеет взглядов. Взгляды у нее есть, и важнейший результат Осло - это разочарование всего народа в возможности договориться с арабами. Да, это стоило дорого. Но, к сожалению, подобные идеи разрушаются при попытке их реализовать, когда фантазии, которые пытаются реализовать, ударяются об жизнь и народ набивает себе шишки. И на этом чего-то понимает, Так происходит и с отдельным индивидуумом, и с народом в целом.

Разумеется, нынешняя операция в Газе ненадолго приглушит ситуацию, но кардинально ничего не решит. Для понимания ситуации мы должны осознать, что Израиль – это кот Леопольдом. Он в состоянии перегрызть всех мышей, но не хочет этого делать – он хочет «жить дружно». Однако и кот Леопольд после приёма «озверина» может легко порвать мышей на части. Именно это происходит с Израилем. Вопрос в цене озверина. Чем более правильно правые будут работать, тем цена озверина будет меньше и меньше пострадает людей, прежде чем мы решим проблему Газы.

Решить ее можно единственным способом: переместив население Газы в Синай к Египту и забрав себе всю территорию Газы. В нормальное мирное время это невозможно, поэтому и предлагать это в качестве программы не стоит, но именно это произойдет, когда мы озвереем. Главным тут является вопрос о цене озверина, - а иного выхода, кроме приема такого препарата нет. Так что в целом всё идет нормально, как и должно идти.

Тот, кто говорит: «пора бежать», думает, что это он хочет покинуть Страну – но на самом деле это Страна выпихивает его. Страна считает, что этот человек не достоин жить в ней. Ведь Страна Израиля - это тоже личность. Мы думаем, что мы распоряжаемся ею, а на самом деле это она ведет и воспитывает нас. Как известно, в отличии от других народов, у которых «родина – мать», в еврейской традиции родина – это жена еврейского народа, а не мать. (Понятно, что это та жена, которую нам назначили Небеса). Поэтому, если кто-то говорит: «не хочу с этой женой жить, слишком многого она от меня хочет, я лучше уйду из дома» - это значит, что это он не справился, а вовсе не жена виновата. (Это не относится к тем, кто был вынужден уехать по экономическим соображениям, но сожалеет, продолжает поддерживать Израиль, временно находясь вне его, и в целом рад вернуться, если материальное положение ему позволит – такие люди просто по работе находятся временно в командировке).

Тот процесс, который происходит в нашем конфликте с арабами – это процесс отбора. Т.е. кто духовно слаб (небольшое меньшинство) – бежит, а кто силен (большинство) – преисполняется гнева. Противостояние с Газой на самом деле дает нам энергию, которая необходима для дальнейшего продвижения страны.

В 1967 году, когда мы захватили территории, у Израиля не было сил ничего аннексировать, но поселенческое движение добилось огромных успехов и изменило лицо страны. Всё больше голосов раздается за аннексию той части Иудеи и Самарии, где нет арабского населения. Год назад я предсказал, что в ответ на подачу палестинцами просьбы о принятии в ООН в Израиле будет нарастать протест. Правые выдвинут разумный лозунг «Аннексия зоны С» (а не всей Иудеи и Самарии, что на сегодня невозможно). А дальше я предсказал, что в результате давления на правительство об аннексии зоны С, Израиль аннексирует то, что находится в консенсусе – Маале Адумим, Ариэль и Гуш-Эцион. («В консенсусе» – не значит, что это поддерживают все. Левые против всего - против всякой аннексии. Но середина готова аннексировать эти три района). Так и происходит, но несколько медленней, чем я ожидал. Я ожидал, что правые выдвинут аннексию зоны С еще в прошлом сентябре, когда избирательная компания в Америке только разворачивалась, и тогда бы мы получили большую поддержку от кого-нибудь из республиканских кандидатов. Это не произошло, правые оказались глупее и слабее, чем я ожидал. Только к лету Н.Беннет выдвинул программу «Аннексия зоны С», сейчас он выиграл праймериз в Мафдале и успешно продвигается. Таким образом, эта программа будет выдвинута не отдельным членом Кнессета, а вполне важной фракцией, и это изменит всю политическую раскладку.

Некоторые обвиняют меня в оптимизме, но если мы посмотрим на историю Израиля, то для оптимизма есть все основания. Мы выиграли безнадежную войну 1948 года, и до сего дня Израиль как государство развивается бешенными темпами. Мы смогли не только сами выехать из Советского Союза, но и увести оттуда в Израиль миллион евреев – а всего лишь 35 лет назад, когда я в первый раз пришел подпольно учить иврит в Москве, это казалось ненаучной фантастикой.

Поселенческое движение, несмотря на все помехи, укреплялось и развивалось. Даже левые понимают, что им его не уничтожить, и поэтому пытаются его лишь заблокировать и ограничить. В результате договора Осло, народ, во-первых, разочаровался в мире с арабами, а во-вторых - возник объект (зона С), который мы можем аннексировать без демографических проблем, что открывает перед правыми новые горизонты для выдвижения политической программы.

Разумеется, это не идет легко, во всем есть кризисы. Невозможно на войне выигрывать каждый бой, иногда приходится и отступить, но в целом ситуация разворачивается нормально, если не сказать прекрасно. Кризисы и проблемы есть, но только так и бывает на войне - а мы на войне. Тот, кто предсказывал, кстати, что из-за Гуш Катифа будет кризис религиозного сионизма, ошиблись - ничего подобного нет. Тогда с радостью потирали руки все - как левые, которые ненавидят религиозный сионизм, потому что он их враг, так и харедим, потому что опасаются религиозного сионизма как конкурента в борьбе за душу еврейского народа. Несмотря на все эти черные предсказания, ничего с нами не произошло, мы не развалились, а наоборот – выжили и усилились.

Я не понимаю, как можно быть пессимистом. Оптимизм не означает, что все будет хорошо без нашего участия и без нашей работы - такого не бывает. Но мы же не собираемся прекращать работу, мы действуем, - а оптимизм заключается в том, что мы верим в успех нашего предприятия. И именно поэтому мы выиграем. На самом деле мы берем энергию из сектора Газа в нашем противостоянии с ним, и именно так мы должны относиться к сегодняшнему конфликту.



Tags: Перепост, Политика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments