achernitsky (achernitsky) wrote,
achernitsky
achernitsky

Categories:

Роль моего деда в успешно проведеннной мне операции по замене хрусталика

10 дней назад мне удалили катаракту и поставили пластиковый хрусталик.

А сегодня с удивлением прочитал статью, где идет паралельное жизнеописание моего деда, военного офтальмолога, профессора по кафедре глазных болезней и английского врача, впервые применившего искуственный хрусталик.

На мой взгляд, сопоставление во многом притянутое*, но все равно приятно читать.  Хорошо, что деда помнят спустя почти 50 лет после его смерти.

* притянутое, потому что дед, несомненно читал статьи Ридлея (он, как профессор, имел какую-то валютную сумму для подписки на заграничные медицинские журналы и выписывал те, что не поступали в ленинградские библиотеки). Дед свободно читал на английском и немецком. А вот в том, что Ридлей читал работы советских коллег, я очень сомневаюсь.

На всякий случай копирую текст, ибо сайты имают свойство исчезать. Целиком статья не влезла, пришлось убрать иллюстрации и выписку из истории болезни

Сравнительное жизнеописание Михаила Борисовича Чутко* и Nicholas Harold Lloyd Ridley

* Рожден дед был Менаше Боруховичем, им же и умер, потому что в 1948 году всем офицерам Военно-Медицинской Академии, где он служил, велели принести подлинники свидетельств о рождении, и на их основании выписали новые удостоверения личности на те имена, которые были даны им при рождении. Понятно, что изменения коснулись главным образом евреев. В его архиве была объяснительная записка, где дед писал, что, вступив в Красную Армию  он русифицировал имя-отчество для удобства обращения с бойцами. Потом следовали решения суда о том, что всяческие дипломы о высшем образовании, о присуждении научных степеней и званий, выписанные на имя Михаила Борисовича, принадлежат Менаше Боруховичу.

Эти замечательные ученые знали друг друга заочно. Особенности работы офтальмолога в странах с различным общественным строем — СССР и Великобритании (Британская империя) — значительно различались. Но случилась война, и биографии двух современников иногда были настолько схожими, что мы решили представить офтальмологической общественности их сравнительное жизнеописание.

В.А. Рейтузов, Ю.И. Пирогов
Военно-медицинская академия, Санкт-Петербург;
Санкт-Петербурский университет, Адмиралтейские верфи

Профессиональное становление

Михаил Борисович Чутко родился 30 августа 1901 г. в г. Киеве. В 1924 г. он окончил Киевский медицинский институт. В 1928 г. призван в РККА врачом полка, и неожиданно быстро для карьеры военврача Михаил Борисович стал узким специалистом: в 1929 г. назначен ординатором, а потом и начальником офтальмологического отделения военного госпиталя г. Житомира — административного центра северо-западной области Украины.

В 1937—1938 гг. он направлен в Китай к новому месту службы. Это были драматичные дни для Китайской республики. Японские войска, используя ранее захваченную территорию Маньчжурии и Внутренней Монголии в качестве плацдарма, в июне 1937 г. вторглись во внутренние районы Центрального Китая. За короткий период ими была захвачена огромная территория, в т.ч. города Пекин, Нанкин (в то время — столица Китайской республики) и Шанхай. Для управления этой территорией было создано марионеточное Временное правительство Китайской республики.

Китай был спасен от полного разгрома своей армии и капитуляции исключительно благодаря военной помощи Советского Союза. В 1937 г. СССР начал поставлять в Китай современное вооружение, направил военных советников, а советские «летчики-добровольцы» (по примеру испанских событий) героически обороняли Нанкин, Ухань и другие города Центрального Китая от нападений японской авиации.

В Китае действовали эскадрильи истребителей И-16 (31 самолет, 101 человек) и бомбардировщиков СБ (31 самолет, 153 человека). Фонари самолетов наших летчиков, принимавших участие в этом конфликте, были сделаны из стекла (и это очень важно для данного исследования). Воздушные бои были ожесточенными, с обеих сторон применялись воздушные тараны. Однако сведениями о характере ранений советских летчиков и личном вкладе М.Б. Чутко в оказание им специализированной помощи мы не располагаем.

После этой командировки М.Б. Чутко назначается преподавателем кафедры офтальмологии в сформированную постановлением СНК СССР от 1 февраля 1939 г. Куйбышевскую военно-медицинскую академию РККА. Кафедру возглавил видный советский офтальмолог, ученик профессора В.П. Одинцова, Виталий Николаевич Архангельский.

В январе 1940 г. М.Б. Чутко направляется на Северо-Западный фронт на войну с белофиннами, где проходит службу в должности главного офтальмолога 13-й армии.

Совместно с фронтовым консультантом-офтальмологом Б.Л. Поляком им уже тогда была предпринята попытка опередить время — в армейском полевом подвижном госпитале организовать проведение магнитных операций. Однако, как констатировал Б.Л. Поляк в книге «Опыт оказания помощи во время Великой Отечественной войны 1941—1945 гг.», на втором этапе Советско-финляндской войны ввиду стремительности наступления Красной Армии организовать должным образом проведение глазных магнитных операций в армейском звене не получилось (это стало возможно лишь в конце Великой Отечественной войны).

По данным Б.Л. Поляка, в период Советско-финляндской войны из 179 внутриглазных осколков немагнитными оказались немногим более одной трети.

Но перед М.Б. Чутко была поставлена задача по организации оказания офтальмологической помощи военным. И после возвращения на кафедру офтальмологии Куйбышевской военно-медицинской академии в 1941 г. под руководством В.Н. Архангельского он защитил кандидатскую диссертацию на тему «Опыт организации офтальмологической службы на войне с белофиннами».

Таким образом, в описываемый нами период Михаил Борисович стал военным офтальмологом. Он оказывал офтальмологическую помощь раненым и больным во время Китайско-японской и Советско-финляндской войн. Начиная с 1939 г., успешно проходит службу в престижной Куйбышевской военно-медицинской академии в должности преподавателя под руководством видного отечественного офтальмолога, профессора В.Н. Архангельского. И, наконец, защищает диссертацию, получив ученую степень кандидата медицинских наук.

Ridley

Теперь проследим становление Nicholas Harold Lloyd Ridley. Он родился 10 июля 1906 г. в местечке Kibworth (графство Лестершир). Его отец, Nicholas Charles Ridley, работал консультантом-офтальмологом в Лестерском королевском колледже.

В 1927 г. H. Ridley с отличием сдает квалификационные тесты в Кембридже и направляется на медицинскую практику в резидентуру в Saint Thomas’ Hospital, где в 1930 г. оканчивает основной медицинский курс и получает звание доктора медицины. В последующие полгода в соответствии с программой подготовки он работает травматологом и еще год — общим хирургом, самостоятельно выполнив около 140 хирургических вмешательств.

Унаследовав интерес к офтальмологии, он с помощью своего отца получил приглашение и посетил Оксфордский офтальмологический конгресс в 1930 г. Благодаря A.C. Hudson и G. Doyne — лучшим офтальмохирургам Лондона — H. Ridley проходил офтальмологическую подготовку в Moorfields Hospital.

Ожидая вакантного места офтальмолога, он работал на различных общехирургических должностях, а в 1932 г. стал корабельным хирургом и в течение двух лет ходил по морям, побывав на Балтике и даже в Японии. В это время в Европе было спокойно, только Япония начала свои боевые действия в Маньчжурии, но пока еще ничто не предвещало начала Второй мировой войны.

В 1934 г. H. Ridley наконец-то дожидается 18-месячной резидентуры по офтальмологии в Мурфилдском госпитале. За эти полтора года он выполняет более 100 экстракций катаракты (когда для врача-резидента обычным было 30-40). Став офтальмологом, с целью ознакомления H. Ridley посещает лучшие клиники Европы (в Вене, Мюнхене, Будапеште).

В 1938 г. он становится врачом и постоянным консультантом в Мурфилдском госпитале, постепенно приобретая славу лучшего офтальмохирурга Лондона, и начинает выполнять экстракцию катаракты более безопасным экстракапсулярным методом.

Таким образом, H. Ridley в качестве корабельного врача побывал на Балтике и в Японии. После посещения Дальнего Востока он в 1938 г. попадает в лучший госпиталь Великобритании — Мурфилдский.

Проводя сравнительное жизнеописание двух наших героев, мы хотим отметить, что они оказывались в близких районах в один период времени. Но если М.Б. Чутко «путешествовал» как военный врач в огне локальных конфликтов, то жизненный путь H. Ridley был более мирным. Возможно, в дальнейшем это станет главным различием их научных интересов. М.Б. Чутко рассматривал наличие внутриглазных инородных тел с точки зрения офтальмотравматологии, а H. Ridley — как возможность лечения катаракты.

Участие М.Б. Чутко и H. Ridley во Второй мировой войне

Вторая мировая война для наших героев началась по-разному. После нападения Германии на Польшу Великобритания объявила «странную войну», потом последовал разгром Франции, в это время которой H. Ridley продолжал работать в Мурфилском госпитале. Летом 1940 г. началась операция за господство в воздухе «Морской лев»: немецкие самолеты начали массированно бомбить английские города, а между немецкими и английским истребителями велись интенсивные воздушные бои. H. Ridley призвали на военную службу. В 1941 г. главный офтальмолог армии Sir Stewart Duke-Elder направляет майора H. Ridley служить в Гану (золотой пояс Западной Африки), что молодого врача совсем не обрадовало: там не было никакой глазной хирургии. В Гане он набрал материал для исследования по тропическим глазным болезням, сделав акцент на онхоцеркозе. Спустя 18 месяцев его перевели в Индию, в Калькутту, где также хирургической работы не было совсем. Но H. Ridley и там нашел приложение своей энергии: он обследовал около 200 освобожденных из плена солдат и описал «алиментарную амблиопию» — частичную атрофию зрительного нерва вследствие нарушения питания.

Вернувшись в 1946 г. в Лондон, он становится консультантом в Министерстве обороны и остается в этом качестве вплоть до 1971 г.

Для М.Б. Чутко Вторая мировая война началась летом 1941 г. Он оказывал помощь раненым, поступившим с фронта. Летом 1942 г.

Куйбышевская военно-медицинская академия была расформирована. В.Н. Архангельский и М.Б. Чутко прибыли в Самарканд, в котором на базе медицинского института разместилась эвакуированная из Ленинграда Военно-медицинская академия им. С.М. Кирова. Б.Л. Поляк, возглавивший объединенную кафедру офтальмологии, поручил им разработать программы обучения для формируемого факультета командно-медицинских руководящих кадров. В 1943—1944 гг.

М.Б. Чутко назначают главным офтальмологом 1-го и 3-го Прибалтийских фронтов, а в 1945 г. зачисляют в штат кафедры офтальмологии Военно-медицинской академии.

Таким образом, во время Второй мировой войны H. Ridley офтальмохирургией практически не занимался. Но он продемонстрировал свой талант ученого, удачного исследователя. В это время М.Б. Чутко активно работал главным офтальмологом фронтов и сложился как прекрасный офтальмохирург-травматолог.

Научный триумф М.Б. Чутко

В послевоенные годы на кафедре офтальмологии Военно-медицинской академии активно проводилась подготовка к написанию уникального труда по военному травматизму глаз «Опыт советской медицины в Великой Отечественной войне. 1941—1945 гг.» (1951). Дорогие коллеги, прочтите еще раз эти фамилии. Среди молодых врачей вы найдете тех, кто в будущем возглавит кафедры, создаст научные школы и направления, станет знаменитыми в нашей стране и за рубежом.

Темой дальнейшего научного исследования М.Б. Чутко стала проблема извлечения осколков камня и стекла из глаза. Первое его наблюдение — военный летчик, которому в глаз попал осколок стекла. Приведем описание этого случая, максимально сохраняя авторский текст диссертационного исследования.

пропуск

Автор собрал 122 случая, опубликованных в литературе по удалению осколков камня и стекла в глазу. В т.ч. 41 — с осколками стекла и 81 — с осколками камня. Личный материал М.Б. Чутко составил 31 случай: 13 — с осколками стекла, 17 — с осколками камня, 1 случай, когда природа осколка осталась невыясненной (стекло или кварц). Таким образом, им было рассмотрено 153 клинических наблюдения, разработаны различные методы хирургических подходов для извлечения осколка из передней камеры. Не касаясь подробностей экспериментальных исследований, проведенных у кроликов, выводы, которые интересны нам в рамках сравнительного жизне-описания, оказались следующими.

Осколки стекла и камня могут длительно и спокойно находиться в передней камере, не вызывая воспалительной реакции. В заднем отделе глазного яблока осколки стекла и камня редко вызывают воспалительные явления, что должно быть объяснено отсутствием условий для их смещения. Тот факт, что в ряде случаев после операции раздражение прекращалось, несмотря даже на наличие оставшегося осколка в глазу, говорит против химического действия осколка на ткани.

Таким образом, основной вывод, который сделал автор: если осколок не вызывает раздражения, его не надо удалять.

Результаты своих исследований М.Б. Чутко оформил в виде докторской диссертации. Ее объем составил 440 страниц, в том числе 70 страниц приложений. Защита диссертации состоялась в 1950 г. Она была встречена крайне благожелательно, а автор получил искомую степень доктора медицинских наук.

Научный триумф H. Ridley

H. Ridley, вернувшись в Великобританию, вновь принимается за главное дело своей жизни — он опять становится хирургом обоих госпиталей — Мурфилдского и Святого Томаса. В 1947 г. после окончания обычного операционного дня один из студентов по имени Steve Parry, впервые наблюдавший, как H. Ridley делал экстракцию катаракты, сказал ему: «А жаль, что нельзя заменить катаракту прозрачной линзой». В истории офтальмологии считается, что именно эта реплика послужила стимулом к началу интенсивных работ H. Ridley в этой области. Но почва для этого была уже достаточно подготовлена. С.Н. Федоров в своей монографии «Имплантация искусственного хрусталика» указывает, что H. Ridley наблюдал военных летчиков, которым во время Второй мировой войны в глаз попадали осколки из плексигласа от фонаря самолета. Раздражения глаз он не наблюдал и поэтому их не удалял. Однако описания характера травм глаз военных летчиков, сделанных непосредственно H. Ridley, мы не обнаружили. Но он сделал гигантский, революционный шаг в истории офтальмологии — принял решение о возможности имплантации искусственной интраокулярной линзы, заменяющей хрусталик.

H. Ridley предвидел, что решение об имплантации искусственного хрусталика вызовет крайнее неприятие среди коллег и в абсолютной секретности тщательно продумывал размер, форму, место имплантации, материал для импланта и, что не менее важно, юридическую сторону вопроса.

H. Ridley совместно с J. Pike — оптиком из компании «Rayner» — решили изготовить двояковыпуклую интраокулярную линзу из полиметилметакрилата, который легче стекла, относительно недорог, легкий в обработке, обладал хорошими оптическими свойствами и использовался в офтальмологии для изготовления жестких контактных линз.

Для пресечения возможных разговоров о коммерческой подоплеке проекта все трое ученых договорились о том, что проект будет чисто научным. Участвовавшие в работе компании Rayner и ICI также работали на этих условиях. Проект растянулся более чем на год вследствие проработки возможных проблем и поиска добровольцев, готовых пойти на определенный риск.

Итак, ИОЛ Ridley была создана как цельнолитая двояковыпуклая линза из ПММА, повторяющая по форме хрусталик глаза человека. Диаметр ее равен 8,35 мм, толщина — 2,44 мм. Радиус кривизны передней поверхности линзы — 17,8 мм, задний — 10 мм. По экватору линзы был бортик для облегчения захвата ее пинцетом во время имплантации.

Через несколько лет после выхода на пенсию H. Ridley в госпитале Святого Томаса был обнаружен операционный журнал за 1948—1950 гг., представлявший собой старую школьную тетрадку (недавно закончилась война, с бумагой было плохо), в котором можно увидеть его колебания в принятии решения имплантировать первую ИОЛ пациенту. H. Ridley 29 ноября выполнил операцию больной Amily Attfield, которой под местной и ретробульбарной анестезией и акинезией после экстракции катаракты произведена «пересадка хрусталика» (lenticular graft). Однако, по свидетельству P. Choyce, он сразу же удалил хрусталик. Лишь через 4 месяца он решился на имплантацию этой же больной интраокулярной линзы. Он осуществил ее 8 февраля 1950 г.

Дата этой революционной операции для человечества запечатлена на мемориальной доске на здании госпиталя Святого Томаса, где произошло это выдающееся событие.

H. Ridley не учел, что показатель преломления полиметилметакрилата (1,496) выше, чем у естественного хрусталика. Поэтому у первых прооперированных им больных была получена близорукость порядка 8-10 диоптрий. А первая пациентка — Amily Attfield получила миопическую рефракцию порядка 14 дптр и остроту зрения 20/60. Свою первую работу «Интраокулярные акриловые линзы» Н. Ridley представил 9 июля 1951 г. на офтальмологическом конгрессе в Оксфорде.

Таким образом, М.Б. Чутко провел фундаментальные исследования для решения вопроса о целесообразности удаления осколков камня и стекла из глаза. Он убедительно опроверг теорию химического воздействия этих осколков на ткани глаза и показал, что, если осколки не вызывают механического раздражения, их можно не удалять. Триумфом М.Б. Чутко была докторская диссертация.

H. Ridley пошел дальше. Он, видя, что осколки плексигласа не вызывают раздражения, решился на революционный шаг — имплантацию ИОЛ. Революция в лечении катаракты при жизни Ridley стала его триумфом.

У обоих авторов основанием для их исследований послужили наблюдения над военными летчиками. Их научный триумф наступил в 1950 г.

Последующее 20-летие (1951—1971 гг.)

Операцию, предложенную H. Ridley, ведущие офтальмологи Великобритании не приняли. Во время Оксфордской презентации семеро старших коллег, на чью поддержку надеялся H. Ridley, отказались осматривать двух больных, представленных Конгрессу. Год спустя, в октябре 1952 года, съезд Американской академии офтальмологии в Чикаго, несмотря на демонстрацию H. Ridley хороших результатов работы, осудил ее как безрассудную. Тем не менее у H. Ridley появились сторонники, а инструментальное отделение оптической компании Rayner приступило в серийному производству ИОЛ, спрос на которые постепенно возрастал по всему миру. Первыми хирургами, кто решился применить способ H. Ridley, оказались E. Epstein (ЮАР), W. Reese (США), P. Choyce (Великобритания), C. Binkhorst (Голландия), B. Strampelli (Италия) и J. Barraquer (Испания). В 1954 г. компания Rayner опубликовала первое техническое описание и цену линзы, которая составляла 1 гинею (1 фунт стерлингов и 1 шиллинг).

Сторонники H. Ridley объединились в Международный клуб имплантологов. Однако, если у H. Ridley число осложнений не превышало 10-15%, то у других хирургов достигало 50%. Основными осложнениями в послеоперационном периоде были иридоциклит, вторичная глаукома, в позднем периоде наблюдения — вывих интраокулярной линзы. Значительное количество осложнений после введения интраокулярной линзы вызвало среди офтальмологов разочарование. Высказывание W.S. Duke-Elder, что в глаз невозможно безнаказанно вводить инородное тело, получило фактическое подтверждение.

Однако развитие методов продолжалось. B. Strampelli, P. Choys, C. Binkhorst и др. предложили интраокулярные линзы с использованием новых методов фиксации, что позволило коренным образом изменить технику операции и уменьшить количество осложнений.

В 1999 г. опубликованы интересные результаты исследования ИОЛ Ridley, удаленной из аутопсированного глаза. На поверхности ИОЛ обнаружено несколько царапин, а края оказались шершавыми с острыми углами, что свидетельствует о невысоком уровне технологии производства ИОЛ в то время. Однако, с другой стороны, в литературе также описан случай прижизненного обследования пациента с ИОЛ, оперированного самим Н. Ridley 57 лет назад. Острота зрения составила 1,0 на одном и 0,7 без коррекции — на другом глазу. Авторы выражали восхищение полной прозрачностью задней капсулы. Всего H. Ridley имплантировал 1000 ИОЛ.

Вклад в науку H. Ridley состоит не только в открытии эры имплантации ИОЛ. Он выполнил очень заметную работу в области тропических болезней (особенно онхоцеркоза), был первым, кто организовал телесъемку глазных операций, был первым, кто создал систему для обследования и получения изображений глазного дна электронными методами (1949 г.), а также участвовал в разработке передачи изображений с глазного дна на расстояние с помощью технических устройств. В 1971 г. H. Ridley уволился из госпиталя.

У М.Б. Чутко в описываемом нами двадцатилетии также произошли важные события в его научной карьере. Через год после выхода «Военно-полевой офтальмологии», опубликованной Б.Л. Поляком в 1953 г., была издана монография М.Б. Чутко «Осколки стекла и камня в глазу», которая принесла автору всесоюзную известность. Она удостоена премии им. М.И. Авербаха и переиздана в 1961 г. В период 1960—1971 гг., уволившись с военной службы, профессор М.Б. Чутко возглавил кафедру офтальмологии Ленинградского ГИДУВа. Основными направлениями его научной деятельности стали травмы органа зрения, организация оказания специализированной офтальмологической помощи в мирное и военное время. Им опубликовано 120 научных работ, в числе которых монографии: «Симпатическое воспаление глаза» (1966), «Неотложная офтальмологическая помощь» (1966), «Неотложная офтальмологическая помощь» (1973). Он предложил переход на использование бритвенных лезвий для проведения хирургических вмешательств, разработал и усовершенствовал методы герметизации ран. Внедрил склеропластику (1960 г.), циркляж (1966 г.), блокирование центральных разрывов сетчатки лазером ОК-1. В 1971 г. М.Б. Чутко не стало.

Таким образом, оба ученых знамениты своими исследованиями в офтальмологии, выходящими за рамки основной темы. Результатом блестящей фундаментальной работы М.Б. Чутко (ученого, известного всему Советскому Союзу) стал вывод о том, что при травмах к извлечению инородных тел из стекла и камня из глаза надо подходить индивидуально. H. Ridley пошел дальше и стал «иконой» катарактальной хирургии во всем мире.

В 80-е годы H. Ridley был прооперирован по поводу катаракты с имплантацией интраокулярных линз. В 2000 г. в честь 50-летия первой имплантации ИОЛ Королевой Елизаветой он был посвящен в рыцари.

Руководители и последователи

Равно как и великий британский офтальмолог Stewart Duke-Elder, главный офтальмолог СССР В.Н. Архангельский (в свое время руководивший М.Б. Чутко) крайне отрицательно встретил идею имплантации «инородного тела» внутрь глаза. Но Виталия Николаевича поддержали не все ведущие офтальмологи страны. И уже в 1960 г. в СССР М.М. Красновым и С.Н. Федоровым осуществляются первые имплантации ИОЛ. В это время вышло второе издание монографии М.Б. Чутко «Осколки стекла и камня в глазу». Не сомневаемся, что, как и успешный опыт имплантологов, эта книга во многом поспособствовала формированию у советских офтальмологов прогрессивного мнения в отношении имплантации интраокулярных линз.

Литература

  1. Бойко Э.В. Профессора кафедры офтальмологии / Э.В. Бойко, Ю.А. Кириллов, В.А. Рейтузов, М.М. Шишкин // Профессора Военно-медицинской (Медико-хирургической) академии. – 2-е изд., испр. и доп. – СПб., 2008. – С. 207-220.

  2. Волков В.В. Об эволюции офтальмохирургической помощи в Российской армии в войнах XX столетия (к 100-летию Первой мировой войны) / В.В. Волков, Э.В. Бойко, Р.Л. Трояновский, Б.В. Монахов, В.А. Рейтузов // Офтальмология. Восточная Европа / Междунар. науч. -практ. журн. – Минск, 2014. – № 4 (23). – С. 126-138.

  3. Пирогов Ю.И. Великое изобретение Гарольда Ридли: интрига первого опыта / Глаукома: теории, тенденции, технологии. – 2013.

  4. Опыт советской медицины в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг. – М.: Медгиз, 1951. – Т.7. – 331 с.

  5. Чутко М.Б. Осколки камня и стекла в глазу: Дис. … д-ра мед. наук. – Л., 1950. – 440 с.

  6. Федоров С.Н. Имплантация искусственного хрусталика. – М.: Медицина, 1977. – 206 с.

  7. Apple D. J., Sims J. Harold Ridley and the Invention of the Intraocular Lens. Survey Of Ophthalmology. 1996, Vol. 40, N. 4, рр. 279-292.

  8. Kohnen T. How far we have come: From Ridley’s first intraocular lens to modern IOL technology // Journal of Cataract & Refractive Surgery. Vol. 35, Issue 12, p. 2039.


  1. Patel A. S., Carson D.R., Patel P.H. Evaluation of an unused 1952 Ridley intraocular lens. J. Cataract Refract. Surg. 1999; 25:1535—1539.

  2. Ridley NHL: Intraocular acrylic lenses. Trans Ophthalmol Soc UK. Vol. LXXI, pp. 617-621, & Oxford Ophthalmological Congress, 1951.

  3. Spalton D.J. Diamond jubilee of the first intraocular lens implan-tation? // Journal of Cataract & Refractive Surgery. Vol. 35, Issue 12, pр. 2040—2041.


Tags: Мемуары, Перепост
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments