achernitsky (achernitsky) wrote,
achernitsky
achernitsky

Category:

Четверка по поведению

50 лет назад я завершил свое среднее образование.

Завершил с четверкой по поведению в аттестате зрелости.
По тем временам «при хорошем поведении» была очень редкая запись в аттестате - это была единственная четверка на семь десятых классов, выпускавшихся нашей школой, а возможно и на весь Выборгский район города Ленинграда.


Аттестаты нам отдали не на выпускном вечере, чтобы народ по пьяни их не потерял, а на следующий день. Я пришел, забрал документы, дома выложил вернувшееся ко мне свидетельство о 8летнем образовании, приложил к аттестату и характеристике дипломы городских олимпиад и поехал подавать документы на биофак университета.

В приемной комиссии документы взяли, девушка, проглядев их, прокомментировала: «Такой симпатичный, а хулиган», и все. Но дома...

А дома меня ждали родители с вопросом:
- А что значит «при хорошем поведении»?
- Значит вел себя хорошо, - ответил я.
- А почему в свидетельстве о 8летнем образовании у тебя написано «при отличном поведении»?
- Тогда вел себя отлично.


Но пришлось колоться. На самом деле ничего ужасного в старших классах я не совершал. Меня просто невзлюбила классная дама. Она преподавала немецкий. На уроках иностранного языка класс делили на две группы: половина учила английский, половина — немецкий. При поступлении в 9 класс я пошел не немецкий, который учил в восьмилетке. Но в 10 классе родители решили, что не надо разбрасываться временем, и я перешел на английский, который знал гораздо лучше, чем требовала школьная программа, потому что учили меня английскому с 5 лет. И из немецкого троечника я стал английским отличником. А немка обиделась. Но в 10 классе мы с ней мало общались, один классный час в неделю на 30 человек.

Формальным поводом были мои опоздания и прогулы. Я был большой копушей по молодости и, вставая достаточно рано, все равно опаздывал к первому уроку. Учителя ругались, так тогда я стал приходить ко второму. И все. (Тот раз, когда я утром, найдя в холодильнике томатный сок, позавтракал Кровавой Мэри, педколлектив не заметил. Сосед по парте посоветовал уйти домой после первого урока, пока меня совсем не развезло). О том, что у меня будет четверка, мне сказала не сама классная, а одноклассники из немецкой группы. Она им на уроке между делом сообщила.

Я отнесся к этой четверке совершенно пофигистски, поскольку не думал, что она помешает поступить в Университет. Учился я хорошо, был членом комитета комсомола школы, по предметам вступительных экзаменов занимался с репетиторами, в 9 и 10 классе был абсолютным победителем городских биологических олимпиад, производственную практику проходил не слесарем на заводе, а лаборантом в Зоологическом Институте и на кафедре зоологии беспозвоночных ЛГУ, от которых у меня была рекомендация на поступление.

Но родители думали иначе, ни к чему к 5 пункту еще и 4 по поведению, и начали действовать. Позвонили знакомым учителям, все были в шоке. Очень помогла Наталья Григорьевна Долинина, писатель и педагог. С ее дочерью Таней у меня тогда был роман. Оказалось, что школа нарушила массу формальных требований. Мало того, что в те годы четверку по поведению ставили только тем, чье поведение было уже на грани криминала (учет в милиции — как минимум), так еще мне и родителям об этом должны были сообщить неоднократно и публично, вызвать нас на педсовет, где обсудить мое поведение и дать нам возможность высказаться, и лишь затем и в нашем присутствии вынести решение о снижении оценки.

Вот все это отец и рассказал директрисе школы, а так же напомнил, что я был один из немногих трезвых парней на выпускном вечере, и что в характеристике, ею же подписанной, полторы страницы были про то, какой я хороший и активный «всем ребятам пример», а потом лишь одна фраза «За систематические опоздания и пропуски отдельных уроков отметка по поведению снижена до 4». И сказал ей, что со всем этим пойдет в РОНО, да еще и про то, что нет ли в поведении школы антисемитизма там поговорит (а Шестидневная война только что закончилась, антисемиты еще от шока не оправились).

Так что поехали в Университет, забрали аттестат, отвезли в школу. Директриса актировала его как испорченный и выписала новый. Все учителя уже были в отпусках, так что в аттестате многократно расписались директриса, отец и уборщица. Характеристику тоже переписали, причем отец прикололся и последняя фраза в ней звучала так: «Служил промером дисциплины и организованности для одноклассников». И папина подпись вместо классной дамы.



Еще раз хочу подчеркнуть, что четверка по поведению была чем-то компрометирующим именно в те годы. Уже через несколько лет в аттестатах стали писать не только «примерное» но часто и «хорошее», и это было именно хорошее поведение, ничего плохого в такой оценке не было.
Tags: Мемуары
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments