achernitsky (achernitsky) wrote,
achernitsky
achernitsky

Categories:

Интервью про климат

Оригинал взят у macroevolution в Интервью про климат
Несколько дней назад меня попросили по телефону ответить на несколько вопросов про климат и антропогенное влияние на него. Так получился этот материал. Я не климатолог, конечно, поэтому здесь в основном некие общие рассуждения. Какие-то жалкие ошметки этого интервью затем попали в статью в одной газете, но статья получилась не очень, так что даже не буду ссылку давать. Жаль, что вошла в моду эта мерзкая манера - обсуждать не проблему, а воображаемые мотивы (разумеется, подлые и корыстные) тех людей, которые высказывают точку зрения или приводят факты, не согласующиеся с "линией партии". Вы им факт, а они вам в ответ - рассуждения о том, кто и с какой целью дает гранты и раздает печеньки тем, кто такое утверждает. Тьфу. Но, одним словом, вот исходный текст интервью.


- Александр Владимирович, в ходе дискуссий об изменении климата на Земле некоторые эксперты рисуют картину скорой глобальной катастрофы. Парниковый эффект, утверждают они, в ближайшем будущем приведет к исчезновению десятков видов живых существ. Но стоит ли демонизировать само по себе глобальное потепление и не учитывать при этом влияние, с одной стороны, эволюционных процессов, а с другой – давления человека и его хозяйственной деятельности на биосферу планеты?

- Климатические изменения и процесс эволюции – вещи, взаимосвязанные теснейшим образом, противопоставлять их нельзя. Но и «мировое зло» в чем-то одном искать не стоит тоже. Как палеонтолог могу сказать, что в долгой истории Земли постоянно происходили мелкие и крупные изменения климата, которые очень сильно влияли на эволюцию. Это естественная закономерность – смена климата может приводить к массовому вымиранию или, наоборот, к появлению новых видов животных или растений.
Планета Земля постоянно переходит от состояния теплого климата (термоэры) к климату холодному (криоэре), подобные крупномасштабные цикличные колебания имеют период в сотни миллионов лет, а на их фоне происходят более мелкие колебания. Например, большую часть мезозоя, в юрском и меловом периодах и в первой половине кайнозоя климат был очень теплым. Никаких полярных ледяных «шапок». В Антарктиде, которая уже тогда была на Южном полюсе, не было и следа ледников, росли леса и гуляли динозавры. То же самое - в Арктике. В целом на планете климат был ровным – ни особой жары на экваторе, ни таких огромных, как сейчас, пустынь, все умеренно и приятно. Конечно, и уровень моря был повыше. Затем в течение кайнозойской эры начиная с ее середины климатическая система Земли двинулась в сторону похолодания. Антарктида отрывается от Южной Америки, образуется пролив и кольцевое течение, в начале эпохи олигоцена (33-34 млн лет назад) Антарктида начинает покрываться льдом. На целом материке гибнет все живое и жизнь прекращается. Затем, значительно позже – 2,5 миллиона лет назад – климатические изменения захватывают Арктику… Последние четыре сотни тысяч лет ледники Северного полушария по всей своей линии то отступают, то нарастают снова, с периодом примерно в 100 000 лет. В Северном полушарии они медленно-медленно доползали, покрывая огромные территории, до уровня современной Москвы или по всей нынешней Канаде, затем отходили вспять.
Мы живем сейчас в одном из межледниковий, которое началось 10 тысяч лет назад. Если бы продолжилась тенденция к строгой цикличности, как было до этого в течение 400 тысяч лет, в будущем нас бы ждал постепенный поворот к новому оледенению и наползанию ледников. Правда, все относительно, особенно климат. Само по себе межледниковье на фоне холодного климата эпохи плейстоцена (от 2,5 млн до 12 тысяч лет назад) – время более-менее теплое. По сравнению же с эпохой мезозоя сейчас на планете просто ужасный холод.

С точки зрения макроэволюционных перспектив, в тепле – всегда лучше. Новые группы животных и растений комфортнее всего чувствуют себя в биосферах теплой эры. Но для конкретного человечества, то есть здесь и сейчас, ее наступление стало бы катастрофой. Представьте сами: теплеет в Антарктиде и Гренландии, тают ледники, существенно поднимается уровень моря и затапливает все приморские равнины – хоть Нидерланды, хоть Петербург. Правда, со временем на месте бывших ледников появится зелень и вырастут леса, туда можно будет переселиться с территорий, ушедших под воду. Но пертурбация окажется слишком серьезной.

Все это не единожды становилось сюжетом для научной фантастики и художественных фильмов, а также панических прогнозов разной степени убедительности. Но если смотреть на вещи серьезно - климат на Земле постоянно менялся и меняться будет еще не раз. Если мы хотим его контролировать и поддерживать таким, как нам хочется, нужно выйти на совершенно другой уровень технологии. До этого нам пока очень и очень далеко. Мы можем сейчас лишь рассуждать и строить сценарии, не более того.

- Может ли глобальное потепление и связанные с ним процессы подтолкнуть к возникновению и дальнейшей эволюции новые виды живых существ?

- Так постоянно и происходило, только на очень длительных временных отрезках. Изменения климата, безусловно, сильно влияют на эволюцию, могут приводить к массовому вымиранию и, наоборот, к появлению большого количества новых видов. Сейчас мы тоже видим серьезные перемены – например, смещаются ареалы обитания многих животных, особенно в Арктике и высоких широтах. Понятно, что масштаб биологических трансформаций, которые идут в последние десятилетия, не слишком велик по сравнению с тем, что на нашей планете уже бывало. Другое дело, что сейчас отмечается резкий рост содержания СО2 в атмосфере. Скорость у него бешеная, заметная от года к году. Он начался именно с того момента, когда люди начали изо всех сил сжигать нефть и уголь. Сам по себе современный уровень СО2 по среднеисторическим земным меркам не так уж и высок – бывало и гораздо больше. Во время так называемого палеоцен-эоценового климатического оптимума примерно 50 миллионов лет назад, когда на планете стояла сильная жара, уровень углекислого газа в атмосфере, по имеющимся оценкам, был примерно в 3.5 раза выше, чем сейчас, и достигал 1400 частей на миллион (ныне чуть больше 400, доиндустриальный уровень – примерно 280). Это сопровождалось очень серьезными перестройками экосистем, о чем сейчас речь все-таки не идет. Но проблема в том, что содержание углекислого газа в атмосфере в нашу эпоху растет чересчур быстро, и если эта скорость останется прежней, через 200-300 лет мы можем приблизиться к тем самым раннеэоценовым цифрам. Тогда можно не сомневаться, что многие виды биологических существ неизбежно вымрут, поднимется уровень моря, образуются эпиконтинентальные моря – все как полагается «по науке». Следствием станет сокращение экологического разнообразия в одних экосистемах, а в других (например, в образовавшихся мелководных эпиконтинентальных морях) – возникнут новые живые существа, до сей поры неизвестные.

Насколько такая перспектива реальна? Безусловно, надо учитывать действие сразу многих составляющих, хотя графики роста содержания СО2 в атмосфере не могут не впечатлять. На круговорот углерода, конечно, влияет масса других факторов, но раньше они все-таки были более-менее сбалансированы, сколько углекислого газа поступало – столько и уходило. Человечество добавило к этому в процентном соотношении совсем чуть-чуть, но эта прибавка не компенсируется полностью, и неравновесие постепенно нарастает.

- Массовое уничтожение видов животных – это реальность, в которой мы живем. Есть ли вероятность, что эволюция найдет себе другое русло и на Земле возникнут новые виды?

- В обычной ситуации на это нужны миллионы лет (если речь не идет о вирусах, у которых гигантская скорость смены поколений). Иногда, правда, возникают особые условия, которые эволюцию ускоряют – например, появляются вулканические острова. На Гавайях, которые образовались в течение последних миллионов лет и представляют собой изолированную систему, занесенные ветром случайные виды дали вспышку дивергенции и теперь там существует множество новых островных видов живых существ. В каком-то новом озере за несколько сотен тысяч или даже тысяч за тридцать лет может наметиться видообразование. Но все равно это сроки, несравнимые с теми, которые себе задает человечество и его промышленная деятельность. Преобразования идут на несколько порядков быстрее, чем успевает отреагировать на них природа. Вот если бы мы понастроили сейчас заводов, успокоились на этом и ничего не меняли 30 тысяч лет, имело бы смысл обсуждать вопрос, какие новые виды могут на Земле появиться в таких условиях. А мы не даем никому появиться, мы слишком быстро меняем условия игры.

В условиях урбанизации, при усилении антропогенного влияния ничего эстетически привлекательного ожидать не приходится. Разве что появятся новые вирусы или какие-то специализированные «помоечные» виды крыс, тараканов и прочей малосимпатичной фауны.

- А человечество – изменится?

- На эволюцию самого человека парниковый эффект и изменения климата непосредственно повлиять вряд ли смогут. Но эти перемены могут постепенно менять параметры естественного отбора – которым, собственно, эволюция и определяется. На направленность отбора будут в определенной степени влиять миграционные потоки, сдвиги в экономике, политике, социальных отношениях. Но поскольку поколения людей сменяются очень медленно, на все это потребуется не меньше четырех-пяти веков, то есть десятки поколений.

- Действительно ли, как утверждают СМИ, глобальное потепление может привести к гибели десятков и сотен биологических видов и глобальной катастрофе в самом ближайшем будущем?

- Основополагающий фактор для того, чтобы видов животных на Земле становилось все меньше, - рост человеческого населения. Сейчас нас 7 миллиардов, скоро станет восемь, девять, десять… Естественно, на планете все меньше и меньше остается места, экологического пространства для других видов по мере «разбухания» человечества. Человек, как всем известно, своей деятельностью способствует ускоренному вымиранию многих видов животных. Проводились достаточно серьезные подсчеты и оценки – да, это действительно так: люди активно занимаются обеднением биосферы и упорствуют в этом занятии. Но сейчас, как я понимаю, уничтожению множества видов животных и растений способствуют не столько выбросы вредных газов в атмосферу, сколько (в большей степени) другие вещи. Главный механизм, с помощью которого человек продолжает катастрофически снижать разнообразие природы, - это уничтожение экваториальных дождевых лесов. Есть великое множество видов, которые живут только в этих зонах. То, что в Бразилии на Амазонке, в Центральной Африке и в Юго-Восточной Азии такие леса вырубаются ради древесины или расширения сельхозугодий, –действительно приводит к вымиранию огромного количества видов. Экваториальные леса – главные оазисы биоразнообразия. Или, например, Мадагаскар, где флора и фауна абсолютно уникальны. Для биолога вообще позор, что в тех краях живут люди. Выгнать бы всех оттуда и создать там огромный заповедник – мечта многих ученых и моя, кстати, тоже (это, конечно, шутка: я понимаю, что людей нельзя насильственно переселять с обжитых мест). Но победа пока за лесорубами, которые уничтожают все и вся.

Варварство по отношению к природе человечество, увы, проявляет на всей поверхности земного шара. Но когда нефте- и газодобытчики варварски распахивают вездеходами тундру, гибнет все-таки не так много видов. Если же так поступать с амазонскими лесами – происходит настоящая катастрофа (в смысле потери биоразнообразия). Тысячи, десятки и сотни тысяч эндемичных видов уберечь от гибели может одно – чтобы эти леса оставили невредимыми и дали спокойно расти. «Просто не трогать» – это, по-моему, хорошая, просто замечательная стратегия во всех сферах жизни, не только в экологии. Если бы еще у нас хватало разума ей следовать...

This entry was originally posted at http://macroevolution.dreamwidth.org/233632.html. Please comment there using OpenID.
Tags: Перепост, околонаучное
Subscribe

  • Служебные лошади Лондона

    Лето 2020. Вирус. Никто никуда не летит. Разбираю фотографии из старых путешествий. Осень 2014 года.

  • ...У КОРОЛЕВЫ У АНГЛИЙСКОЙ

    Лето 2020. Вирус. Никто никуда не летит. Разбираю фотографии из старых путешествий. Вот Лондон, осень 2014 года. Смотреть смену караула в…

  • Лошадь у воды

    Лето 2020. Вирус. Никто никуда не летит. Разбираю фотографии из старых путешествий. Вот Лондон, осень 2014 года. Меня очень заинтересовала…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments